суббота, 26 февраля 2011 г.

Goa Gil. Part 1

Lead-in.

Предлагаемое историко-биографическое эссе (для удобства восприятия в блоге оно разбито на несколько частей, а так вообще полный текст с иллюстрациями – объёмом 20 стр. – доступен в PDF'е) стало итогом моей более чем 10-летней кропотливой исследовательской работы с источниками, статьями, интервью и воспоминаниями очевидцев, а также 7-летней электронной переписки непосредственно с героем повествования.

Не совсем удачные попытки поверхностного анализа предпринимались мною ещё в годы обучения в Университете (кстати, в рамках курса философской антропологии), но лишь теперь, с чувством исполненного долга, я готов выложить на страницы ProtoTrance окончательно отредактированный, исправленный и дополненный вариант этого многолетнего, нелегко давшегося мне писания!


Публикуется с любезного позволения и благословения самого Шри-Маханта Mangalanand'а, коему, пользуясь случаем, хочу вынести официальную письменную благодарность за оказанную им ценнейшую и во многом судьбоносную информационно-просветительскую поддержку, и вообще за всё, что было им сделано во имя Музыки и духовной культуры человечества [а также, натурально, и обитателей соседних и параллельных миров, транслятором священного знания которых он является]!

Thank you, Gil, for your precious informative support and never-ending activity in the name of Musique and Spirituality of mankind [and other intelligent creatures from out of space]!

OM NAMAH SHIVAYA!! HARA HARA MAHADEV!!!



Guitar Gil (1969 – 79): Baba Mangalanand.


Перед вами достоверная и базирующаяся на информации из первых рук "Повесть о настоящем человеке", прожившем чертовски интересную и насыщенную событиями жизнь странствующего индуистского проповедника-Sadhu и, по совместительству, "менестреля" – экстравагантного вида бродячего музыканта с хипповскими дредами на голове, профессорскими очками на носу и с сумкой цифровых аудио-кассет наперевес.
Veteran deejay and musician Goa Gil still upholds the spirituality of the trance-dance experience, busted raves and druggie teenagers notwithstanding, reports Kenneth Lobo.
– Mubai Mirror, 2007.3.25
Большая часть этой жизни была – и есть – напрямую связана с индийским Гоа, и беззаветно посвящена делу утверждения и популяризации формировавшегося там с начала 80-х гг. революционно нового музыкального жанра и уникальной йогинской практики, получившей имя Trance Dance.

В суженной современной трактовке это – название вполне определённого и чётко дифференцируемого музыкального стиля, покорившего танцполы Европы и Израиля в начале 90-х; в расширительной же изначальной трактовке данным термином обозначался сам танец как форма многочасовой активной медитации, изменяющей состояние сознания «дансера», раскрывающей его чакры и ввергающей в вихрь подлинно мистического экстаза, забвения личностного Эго или, собственно, транса, схожего с религиозным трансом верующих.

И тогда (в 80-е), и теперь Gil настойчиво продвигает постулат о том, что Trance Dance суть нечто большее, нежели просто "dancing under the coconut trees", и собственной деятельностью в роли DAT-шамана и ди-джея (на протяжение вот уже 25 лет), персональным живым примером старается доказать истинность этих идей.

Друг и биограф Гила, бакалавр искусств отделения философии, религии и психологии Reed College (Portland, Oregon), Michael B. McAteer в 2002-м г. защитил культурологическую диссертацию ("Redefining the Ancient Tribal Ritual for the 21st Century:" Goa Gil and the Trance Dance Experience"), рассматривающую гиловскую концепцию Goa Trance Party сквозь призму учений Эмиля Дюркгейма, Виктора Тёрнера и Макса Вебера; блестящий текст по сию пору доступен на официальном сайте GoaGil.com в разделе «Thesis & Writings»: http://www.goagil.com/thesis.html

Будучи глубоким мыслителем и вдохновенным миссионером, в своём музыкальном амплуа Гил по-прежнему остаётся ревностным и активным практиком, при том, что Praxis его, как видим, зиждется на мощном и серьёзном теоретическом фундаменте.


С неожиданной для человека его комплекции ловкостью балансируя меж двух культурных миров, находясь на распутье техногенной Западной и эзотерической Восточной цивилизаций, Гил пребывает в перманентном духовно-творческом поиске, умудряясь совмещать интерес к самым авангардным направлениям европейской танцевальной электронной музыки с индуистскими монашескими практиками и методичным восхождением по ступеням религиозности. Это, согласно его доктрине, и есть "the best from the East + the best from the West".

Первым среди полноправных и официально признанных деятелей индуизма он стал использовать музыкальные инструменты и профессиональную звукотехнику (сперва в его руках звучали акустическая и электро-гитара, которые он впоследствие сменил на портативную ди-джейскую установку гоанского типа) в своём ритуальном священнослужении, предпочитая именовать такого рода процедуры не просто вечеринками или концертами, а именно ритуалом инициации, перехода – «Rite de Passage», в его древней трёхфазной структуре, где каждой обрядовой фазе соответствует свой тип музыкального сопровождения, отличающегося по темпу, тональности, динамике, гармонии.

Having been a musician all of my life and having gone through about every kind of music to get here, I must say that the evolution of our music and how it has slowly mutated with new sounds, new beats, new little twists, and new ideas over the years, has been a very exciting journey; interesting, uplifting, and delicious for the psyche!!! And it just keeps on growing and mutating… Spiraling up, up, up, up, and away!!!

– goatrance.free.fr, 2001.

В каком-то смысле Гил пришёл в религию через музыку и благодаря ей, так что его артистическая и священническая деятельность оказываются тесно связанными и взаимообусловленными, закономерно проистекающими друг из друга.

San Francisco was the birthplace of the Hippies and the Psychedelic Movement. So a lot of the ideas and dreams that are coming to fruition now were born at that time. In this way there is a strong connection.

– Freeze Magazine interview (Greece, May 2001).


Gil, Acid Eric, & Friends at a Love-In in San Francisco in 1967. Gil’s scrapbook at goagil.com.


Уроженец солнечного Сан-Франциско (1951 г. р.), выходец из обеспеченного еврейского семейства (дед – профессиональный фотограф – много путешествовал по миру со своей камерой, хотя сердцем был всецело предан Индии), Gilbert Levey начинал свою музыкальную карьеру на родине в конце 60-х, исполняя психоделический рок в составе местных коллективов The Family Dog и Sons of Champlin (последние, к слову, объездили всё Западное побережье в туре с самими Jefferson Airplane). Но в сентябре 69-го, на волне модного в тогдашней хипповской среде эскапизма, юный Гилберт покидает родные пенаты, порывает с американской рок-сценой и устремляется прочь от опостылевшей капиталистической действительности (которая, как уже и у нас начинают догадываться, не несёт ничего, кроме страданий и социального неравенства).

One-way ticket to Amsterdam, and then I went all through Europe, across North Africa, and on to India, Afghanistan to Pakistan, Karachi, boat to Bombay, then boat to Goa, в поисках легендарного Восьмипалого Эдди [Eight-Finger Eddie (1924 – 2010) – старейший из известных европейских фриков и первый хиппи, перебравшийся на постоянное проживание в Гоа в 1967 г.]... и 4-го февраля 1970 г. нога Гила впервые ступила на обетованную гоанскую землю.

Далее курс его лежал на Кашмир, где он повстречал своего первого духовного учителя и Гуру Джи – Mahant Nirmalanand Saraswati Ji Maharaj, был им инициирован и летом 70-го принял индуистское имя Baba Mangalanand [Baba – обозначение святого, духовного лидера в индуизме и сикхизме, Mangal на санскрите значит «Благоприятный», Anand – «Радостный, восторженный»].

Mangalanand (Gil) with his First GuruJi Mahant Nirmalanand Saraswati Ji Maharaj in Srinagar, Kashmir, July 1970. Goa Gil’s scrapbook.


На протяжение всего 70-го года новообращённый аскет Гил скитался от одного монастыря к другому, посетил многие из разбросанных по Индии храмов и святынь, совершенствуясь духовно, жадно впитывая новые знания, усердно практикуя Тапасью, Пранаяну и Пратьякару, выполняя асаны и прочие оздоровительные упражнения, перемежающиеся с медитациями.


In Goa, 1972. Taken from Gil's Scrapbook.

At that time I left everything behind. I was living either in the temple with all these sadhus or else sometime by a river under a tree by a fire with virtually nothing but a blanket and you know just cooking food on the fire and doing my tapasias and my asanas and pratayanas and meditation. And by their grace I got to see many many things and learn about that underlying power which exists within everything and how to turn myself off and kind of merge back into that thing. You know forgetting everything and merge back into that thing and recharge with that thing, very important thing!

– Interview on Busstop Internet Radio, 5/13/95.


Gil at Boudhanath Temple, Nepal, 1973.


В январе 1971-го он принимает участие в своей первой Кумбха Меле ("Празднике кувшинов") в Праяге (Аллахабаде) – проводимом раз в 3 года крупнейшем религиозном фестивале и грандиозном многомиллионном собрании индуистов (святых, йогинов многочисленных школ, садху, целителей, факиров), их массовом паломничестве к святыням и ритуальном омовении в водах одной из четырёх священных рек.

При всём этом Гил (в 70-е он был известен и как "Sadhu Gil", и как "Guitar Gil") никогда не терял интереса к музицированию во имя Шивы и Кришны, благо гитара была под рукой: ударяя по струнам, он вдохновенно затягивал перед бивачным костром излюбленные хипповские гимны, как своего собственного сочинения, так и чужого, – Towards the One, God’s Children are Everywhere, Mother Earth и мн. др.


Gil with the acoustic guitar, Anjuna, ≈1974/75 season, at one of the first Flea markets (photo by Jilly Benach-Goldblum).



Во второй половине 70-х зычный аккорд гилбертовской электрогитары регулярно раздавался в составе местных гоанских рок-коллективов The Big Dipper и Anjuna Jam Band:


"Anjuna Jam Band" (вверху) and "Big Dipper Band" (внизу) at Full Moon Party, Anjuna, Goa, Feb. 1978. The both pics from Goa Gil’s scrapbook.



В паузах между выступлениями инструментальных команд, покуда шла смена и настройка оборудования, на разогреве у публики трудились ди-джеи – тогда-то в Гоа и зазвучала первая электронная музыка. Говорят, одним из первых электронику импортировал в Гоа человек, скрывавшийся под ди-джейским ником Dr. Bobby (отец Tiga).


Anjuna, late 70s: dawn after Full Moon party. Photo courtesy of Tarotray!

Ди-джейский же дебют самого Гила состоялся ещё в 1974-м в Южной Анджуне, сразу после первых из тамошних знаменитых Flea Markets (еженедельных "Блошиных рынков"), раскидывавшихся перед крыльцом усадьбы 8-палого Эдди.

Начиная уже с тех незапамятных времён – а к истечению десятилетия – и того активней – он предпринимал рисковые попытки внедрения в свои сеты самых радикальных и передовых записей от Патриархов-основателей грядущей эры синтетического звука – Kraftwerk, Tangerine Dream, Cabaret Voltaire, итальянских диско-мастеров 70-х, невзирая на довольно прохладную реакцию аудитории и настойчивые призывы "поиграть что-нибудь из Боба Марли".
In ‘77/‘78, we had a party from Christmas Eve til New Year’s day. With tapes running all day long. One of the guys doing equipment for me was camped out at the stage with the equipment, just changing the tapes; changing whole sides of tape. We’d be swimming in the ocean, and dancing on the rocks out there, and then, every night, live music party, also. So it was a pretty good scene.

– interview with Michael Gosney. Oct. 1997.

Gil: DJing on tape recorder between the bands, 1977/78 season. Photo by Guruguitarman.

Славная традиция прошедших сквозь 3 десятилетия ритуальных вечеринок-концертов в полнолуние (Full Moon parties), а также в Сочельник и на Новый Год, берёт своё начало именно оттуда, с воздвигнутых прямо посреди пляжа деревянных сценических подмостков, с которых доносилась самая продвинутая по тем временам авторская музыка, иногда в исполнении пяти рок-групп, последовательно сменявших друг друга в течение всей ночи, с непременной передачей эстафеты ди-джеям поутру.


The beach scene with the mixing hut, circa ‘78/79 season (photo by Guruguitarman).


После одного из таких концертов глубокой субботней ночью, в самый канун Нового – 1980-го – Года, импровизированная домашняя студия + репетиционная база и фонотека Гила в Анджуне (Music House) подверглась варварскому разгрому и ограблению, и этот печальный инцидент, произведший на него поистине удручающее впечатление, поставил жирную точку и перевернул ещё одну страницу в музыкальной биографии Mangalanand'а.

Опустошённый, разочарованный и – откровенно говоря – уже малость подуставший от всей этой гитарной канители, он решает распродать оставшуюся часть аппаратуры, все свои старые аудио-кассеты – и, в сердцах махнув рукой, уезжает из Индии скитаться по городам и весям, взяв т. о. тайм-аут для переосмысления прошедшего 10-летнего отрезка своей жизни, в надежде отыскать аналогичный Гоа райский уголок…


[To be continued...]

2 комментария: