четверг, 15 декабря 2011 г.

[Intermedia] Kevin Bassinson – Cyborg OST (1989)

Представляю вниманию читателей блога крайне раритетную малотиражную пластинку, непосредственно к рассматриваемой теме не относящуюся, но, так или иначе, являющую собой поистине блестящий и по-любому заслуживающий самого пристального внимания образчик характерного синтезаторного звучания конца 80-х.

Речь идёт о нашумевшем в своё время фантастическом трэш-киберпанковском боевике Cyborg 1989 г., в американской телеверсии известном также под названием "Masters of the Universe II: The Cyborg", что было связано с первоначальным планом студии "Golan / Globus Production" снимать в 1988-м г. продолжение знаменитой фантастической саги "Masters of the Universe" (1987), однако проект был свёрнут по причине недостаточного финансирования, и, как следствие внутристудийных пертурбаций и лихорадочных поисков достойной альтернативы, на полный метр заранее отмотанной киноплёнки был запечатлён именно "Киборг", пользовавшийся изрядным успехом в перестроечном СССР и России "эпохи видеосалонов", чему сам был свидетелем!

Точнее, разговор не только о самом фильме, но и об оригинальной звуковой дорожке к нему: саундтрек, что называется, зажил собственной жизнью и обрёл статус подлинного раритета среди кино- и меломанов всего мира!


[SIL 5050-2] Kevin Bassinson – Cyborg OST, CD (1989)


Label: Silva Screen – SIL 5050-2
Format: CD

Country: Germany
Released: 1989

Genre: Electronic, Stage & Screen
Style: Soundtrack, Experimental, Ambient


Уникальность этого зеркально-радужного пластикового кружка в том, что издавался диск лишь единожды, в 89-м г. в Германии, лондонской студией грамзаписи Silva Screen Records – и с тех пор только в этом варианте и существует.


Copyright for all of the graphic materials on this page belongs to their respective owners!

Сюжетная линия достаточно бесхитростна и, в принципе, типична для своего жанра (в духе "Mad Max" и "Побега из Нью-Йорка"). В погружённом в хаос и анархию, охваченном тотальным упадком постапокалиптическом мире недалёкого будущего, где фактически заново установился первобытнообщинный строй, правят бал разрозненные племена – бандитские группировки – т. н. "пираты XXI в." – и свирепствует эпидемия неизвестной тяжёлой инфекционной болезни сродни лепре. Связь между подпольными исследовательскими центрами по борьбе с вирусом практически отсутствует, и, чтобы доставить важную информацию о вакцине из пункта А в пункт Б (из руинизированного Нью-Йорка в Атланту), учёные снаряжают в эту опасную и рискованную экспедицию киборга по имени Перл Профет, по всем внешним признакам неотличимого от женской представительницы человеческого рода.

Pearl Prophet: what a beauty!


По воле случая девушка-киборг (транспортировщица последней надежды человечества на исцеление) оказывается как две капли воды похожей на жестоко убиенную возлюбленную главного мужского персонажа – одинокого волка, "проводника" Гибсона Рикенбэйкера, в исполнении молодого бельгийского балеруна и кикбоксёра Жана-Клода ван Дамма.
Тут справедливости ради необходимо отметить не только прекрасную физическую форму и бойцовские навыки кинокумира молодёжи конца 80-х – начала 90-х, но и неплохо воплощённый им на экране образ замкнутого и неразговорчивого, вновь и вновь переживающего трагедию прошлого героя-одиночки, у которого с бандой головорезов свои личные счёты (жажда мести за убийство семьи).



В кажущихся личными мотивах на самом деле отчётливо прослеживается извечное противоборство двух глобальных движущих сил, имя которым – 1) анархия и регресс (в лице пиратов и их колоритного мордоворота-главаря Фендера Тремоло, чувствующего себя как рыба в воде в условиях всеобщей разрухи, преступного разгула и нищеты, и вносящего свою лепту в царящий хаос, ратуя за сохранение Status quo), и, с другой стороны, – 2) романтическое стремление к справедливости, порядку и благу со стороны героя Ван Дамма, пытающегося оставаться Человеком вопреки господствующей бестиаризации, варварству и практически принятому за норму жизни насилию. Что, впрочем, не мешает ему лихо расправляться со злодеями их же методами: с волками жить – по-волчьи выть, как говорится.

On the cross.


Разумеется, за такие свои гуманистические воззрения и за попытки воспрепятствовать распространению хаоса Гибсон будет показательно распят [на судовой рее] многократно превосходящими силами сатанистов-пиратов – христианская аналогия здесь налицо. И также разумеется, что, подобно библейскому Сыну Божьему, Гибсон чудесным образом "воскреснет" после казни, чтобы сполна воздать своим обидчикам по заслугам (даже несмотря на пронзённые стрелами сухожилия). И заодно – чтобы завершить миссию по сопровождению захваченного пиратами киборга в Атланту.

Финал, надо признать, довольно схематичный, и сцена решающей битвы положительного и отрицательного героев выглядит несколько вымученной и наигранной.
Дальнейшая судьба проводника Гибсона в мире, перестройке которого он содействовал, не освещается; снятые соответственно в 1993-м и 94-м годах сиквел и триквел – "Сyborg 2" с Анджелиной Джоли и "Cyborg 3: Utilizator" – никакой сюжетной связи с первой частью, лучшей из всех, не имеют.
Во всяком случае, информация о сыворотке была успешно доставлена в пункт назначения, что всё-таки даёт надежду на подразумеваемый хэппи-энд...

В результате всех этих мытарств Гибсон переживёт второе рождение (Rebirth) и, проявляя чудеса христианского всепрощения, вновь возьмёт под своё крыло блудную приёмную дочь – отступницу, переметнувшуюся было на сторону пиратов. Но новой любви, к сожалению, он так и не обретёт (его спутница Nady Simmons тоже пала жертвой кровожадного Фендера).


Любопытный факт о странных именах действующих лиц (которые в самом фильме почти что не озвучиваются, оставшись фигурировать по большей части только в сценарии):

Гибсон Рикенбэйкер, Нади Симмонс, Фендер Тремоло, Перл Профет – все это названия музыкальных инструментов или фирм по их изготовлению. «Gibson» делает гитары, «Rickenbacker» – тоже. «Nady» клепает звуковые системы, а «Simmons» является названием электроударных установок. «Fender» – еще одна известная контора по изготовлению гитар, а «Tremolo», насколько я понял – гитарный риф. И так далее.

(с) Исаев Павел aka Blacky, 16/05/2008. www.cult-cinema.ru

При мизерном – особенно по теперешним меркам – бюджете в 1,8 млн долларов гавайскому режиссёру Альберту Пьюну (Albert Pyun), оператору Филипу Алану Уотерсу, художнику Дугласу Х. Леонарду, костюмеру Хайди Кошенски, гримёрам и декораторам удалось буквально из ничего – из подручного заржавленного инвентаря, грязной парусиновой материи и натурных съёмок на каких-то заброшенных стройплощадках и заболоченных пустырях – соткать целостную и до дрожи убедительную картину потрясающей выразительности и эмоциональной силы!

Post-apocalyptic landscapes: America in chaos.


И, конечно, не последняя роль (а вернее даже – одна из ведущих ролей!) в формировании этой гнетущей антиутопической атмосферы принадлежала великолепной композиторской работе 38-летнего дебютанта Кевина Бессинсона (дирижёр, аранжировщик, музыкальный редактор на телевидении из Сент-Луиса, штат Миссури)! "Киборг" стал его первым по-настоящему крупным и серьёзным творческим прорывом на поприще музыки к кино.
В течение без малого десяти лет, предшествовавших взятию судьбоносной высоты "Киборга", можно сказать, шла интенсивная подготовительная работа и проба себя в Funk/Soul- и Rock-жанре: в конце 70-х – начале 80-х Кевин отметился сотрудничеством с такими артистами, как Jermaine Jackson (выходец из The Jackson 5), Giants, даже написал любовную балладу для соул-певицы Deniece Williams в 1982 г., всюду широко комбинируя гитарно-инструментальное и синтезаторное звучание – опыт, который оказался полезным при работе над саундтреком к "Киборгу" осенью и зимой 1988-го, когда по всей Европе и миру уверенной поступью шествовали авангардные синтезаторные силы – бельгийские New Beat и EBM, британский Acid House, немецкое Industrial-Techno, – которые не могли не наложить своего отпечатка и на выразительную технику Кевина.

Kevin Bassinson (Music Editor), 2009.

Американский B-movie-композитор создал идеально вписывающийся в концепцию фильма музыкальный фон, выдержанный в напряжённом, тревожно-индустриальном духе, с фрагментальными вкраплениями трогательной лирической темы, сопровождающей вспышки воспоминаний Гибсона о его прошлой счастливой жизни, внезапно и вероломно порушенной вторжением фендеровской шайки. Эти воспоминания преследуют героя Ван Дамма навязчиво и регулярно, достигая кульминации в сцене распятия (Flashbacks from the Cross) – пожалуй, самой сильной и пронзительной сцене фильма!

Комментариев нет:

Отправить комментарий